Пашка-книгочей

Како таперича нам стало доподлинно известно, повадился Пашка Страшной по библиотекам шариться.
Сперва никто не замечал. Первым Шульц заприметил: идет как-то Саня по Крестовой - навстречь Пашка с пакетиком. Как есть бурсак - глазья краснушшы, заспаны, а во пакетике книжонки.
Шульц к нему: мол, куда, боярин, коньки намаслил? "Да так, - -говорит Пашка, - в библиотеку." Шульц ему, мол, е, нормал, а сам задумался.
Апосля даже библиотекарши взволновались: экой книгочей - волосатый, а туда же, по полкам лазит, аки павиан, фолианты шерстит, пёрышко поскрипыват, из читального зала последним гонят.
Други-разнотравцы забеспокоились: ходит Пашка удолбашенный, а вроде не употребляет...
Валдушка его и застукал однажды: видит, Пашка на кухне берет заварку позавчерашнюю - подогрел, посолил, ложку купороса тудыть сыпанул и из пузырёчка чего-то.
Валда говорит: "Это зачем?" А Пашка, мол, клёвая вещь! Полдня колбасит, токмо моча синяя опосля.
С ентого моменту поприжали Пашку, купорос отобрали. А он - шасть в библиотеку. Дня через два побелку с потолка скоблит, стирального порошка добавит и ещё чего-то - и жуёт. Это тоже запретили. Дык он, шельмец, сызнову: точки какие-то нашёл, помассирует, глядь - глазоньки заблестели, мимо косяка промахивается. Решили братия - надоть сурово пресечь! Связали, заперли в чулан, два раз на дню перед репетицией покормят, до ветру отведут под присмотром, и опять под замок.
Проходит неделя - а Паша опять косой. Учинили ночную вахту, глядь, а он, паразит, ляжет, персты особым манером складёт и - р-р-раз! - в астрал прямиком.
Не знают как и бороться с ентим пристрастием пагубным - спать-то не запретишь! И пальцы, и всего связывали - пустое!
Так потихонечку истощилось его физическое тело, в темноте стала аура посвечивать, а сам прозрачнеет всё болше. Так и исчез весь, только голос ещё недолго оставался. Уж и не знаю, что дальше писать, совсем заврался. Конец.

©Потурай, 2000