"...Да по дальним странам ходят скоморохи, совокупяся ватагами многими до шестидесяти, и до семидесяти, и до ста человек, и по деревням у крестьян сильно ядят и пиют, и из клетей животы грабят, а по дорогам разбивают..." - достоверно сообщает нам "Стоглав" в гл.41 в 19.

Како нам теперича стало доподлинно известно, все вышеприведённые факты мы смело можем подъвергнуть сомнению и, даже жесточайшей критике на предмет истинности. Но наше дело, всё-же, изложить всё последовательно и дотошно, како сами от людей слышали. За что купили за то и продаём.

Эпизод первый
(титры к фильму)
...Это было в далёкой-далёкой галактике, так как все ближние и вообще почти все, кроме той самой, заселили славянские племена...

Эпизод второй
(недалёкое будущее)
На Земле - колыбели славянской цивилизации и планетном музее-заповеднике, в столице городе Рыбинске, на пъедестале из древней нержавеющей стали, стоит старинное военное судно на подводных крыльях со странным названием "Пучегор". И седые старцы говорят своим непоседливым внучатам, тыча костлявыми пальцами в монумент: "Через ефту лодью мы тышшу лет тому вече возвернули, и по сему по всей Вселенной в достатке и довольстве проживаем."

Эпизод третий
(кадры из исторического фильма)


Разнотравие в то лето сидело на Согоже. Дождливое лето было, река вспухла вся, чуть не до огорода. Воротеюшко цельные дни лодку свою ладил да вот беда - совсем мотор плохой стал, даром что с "Запорожца". Смердит вот так солярой Воротейка вечор за столом, мазут недельный под кожу въелся (опять Еремевне повод съязвить). Злой сидит - самогон в глотку не йдёт. Валда с поля - тако ж злой, матерится: мол, вся запчасть тракторна вышла как есть, топливо кончается - из-за дождей и распутицы не везут. Сидят оба хмурые. Потурай с курганов возвернётся - плащ-палатка промокла, миноискатель трофейный замкнуло - "Только,- говорит,- банки консервны, да куски солнечных батарей со спутников сгоревших с фольгой от шоколадок туристских кончились, дожны были колечки височные пойти, дык батарея промокла, а новых в сельпо нет." Рыба вернётся хмурый - так он всегда такой, и без дождей. Сидят все злые, самогон не пьют, Еремевну зашугали вконец. Один Пашка Страшный весёлый ( он вообще ничего не пьёт ) возвернётся из лесу (его очередь была пастухом работать) мокрый, румяный, на рожке наигрался. Говорит, что коровушки на травушке раздобрели, лоснятся, мошкара их не беспокоит. Токма беда - ходить сыро, так что кнут не хлопает, а булькает. Ну и, опять же, грибов не растёт. Никаких.
В один такой хмурый вечер сидят, керогаз пыхтит, дождь по шиферу барабанит. Славушка как грохнет кулачишшем в стол скобленый!
- Ненавижу всех князей, и бояр, и челядь ихню! Всю Расеюшку разорили - распродали, толтосумы и хапуги, ети их мать! Вечевой колокол заржавел, Братия! Доколе терпеть такое безобразие?!
Братия на это сказали: "Правильно говоришь, невозможно."
А Валда подошёл этак к стене, снял с-под образов меч самурайский, работы японского мастера Судзу Ки, посмотрел - не заржавел ли? Братия с полуслова поняли, встали. Кто на чердак, кто в подпол - обрезы из сена вынули, патронов пару пачек и ножи булатные.
Не рассвело ещё, а братья уж на вёслах до моря добежали и к бакену зацепились. Возле того бакена каждое утро ночной метеор в парк проходил, попутно самогон скупал, пушнину, рыбу, конешно по грабительской цене.
Смотрит Пашка в перископ - идёт, голубчик! Братия в предрассветной мгле фонариком подмигнули - мол, тормозни, браток! А ентот аспид в мегафон: "А идите вы ..., к ...! Я в парк!" Братки, ничтоже сумняшеся, снову мигают: "А у нас самогон безакцизной имеется!" Ну, капитан на метеоре и купился.
Пошехонская народная пословица гласит: "Разнотравие на палубу - экипаж на берег." Зачем грех на душу брать? Хоть и мироеды они, а жалко. Да и рей на метеоре толковых нет.
С ентого самого моменту события развивались с изрядной поспешностью, и многое неизвестно. Одно ясно доподлинно: метеор оне на Рыбинском судоремонтном заводе оснастили и переоборудовали (опять же за самогон безакцизный). Из единственного донесения метеоролога с Рожновского мыса известно было властям немногое - что этот метеоролог близорукий в бинокль разглядеть мог? Донесение звучит так:
"Спешу донести Вашему Метеорологическому Превосходительству следующее:
Сидючи утром на башенке, наблюдал погодность на горизонтали через биноклю, ввиду плохой видимости, благодаря атмосферным осадкам в виде моросящего дождика и притуманенности атмосферной, и обнаружил на поверхности водной судно странного очертания с изрядной скоростию приближающееся. О судне: Само оно на подводных крылиях. Из бортового вооружения - два курсовых пулемёта (не менее пятидесятого калибру), кормовое двенадцатидюймовое скорострельное орудие, торпедный аппарат с катера береговой охраны (а это братки-заводчане после дюжины литров первача раздобрели), зенитная установка, система залпового огня "Град" и какой-то шар наверху с двумя вертушечками..."
Это было всё, что успел передать метеоролог, так как эта хрень с вертушечками выжгла весь его передатчик с потрохами, включая и все электронные приборы на метеостанции. А вот очки и бинокль он сам разбил, Разнотравие здесь не при чём.
Вот тут, как говорится, и пошло-поехало! Средств и излишеств, находившихся на четырёх туристических теплоходах с "новыми русскими" хватило для оснащения двенадцати судов на подводных крыльях типа "Метеор", шести судов типа "Ракета", двух списанных подводных лодок класса "Малютка" и потёртого пожарного вертолёта Ми-8.

Примечание Еремевны:
(вопреки расхожему мнению, она была горазда не только похабными частушками - в её народной памяти сохранилось огромное количество эпических произведений. Одно из них записано этнографами, к сожалению, неполностью)
"Эх, какы по Волыге по реке
Да не водин корабыль бежит,
Не один корабыль бежит,
А ровно трыдцать пять кораблей.
А и первый бежит
Да и напервее всех.
А и во первом корабле
Да вон и атаман плывёт.
А ой и перывый корабыль
Ён не медленно бежит,
А ён бежит да во час
И полтораста вёрст.
А й тоты атаман да Славинка никак,
Да и Славинка со Разнотравием,
Да и Славинка лихой
Ды со епонским со мечом.
А и поп-толстосум, да побереги мошну,
А и князь да боярин береги корзно,
Береги корзно да злату гривену,
Злату гривену да серебрен перстень..."
До самого августа шли дожди, была низкая облачность и погода стояла нелётная. Когда разъяснело, федеральная авиация разглядела над всеми городами бассейна реки Волги, а тако же Дона, Днепра и Енисея, знамёна с Разнолистом. До первых заморозков был осаждён и взят без боя Московский Кремль, Вооружённые Силы с радостью присягнули разнолистному флагу. В начале декабря Атлантический Альянс подписал безоговорочную капитуляцию, а к Масленнице Япония склонила свои знамена на радость победителям.
Наверное, это уже слишком помпезная концовка, даже если не писать дальше, что на Земле воцарился мир и согласие, а в народах - благоденствие и достаток.

Эпизод четвертый
(люди сказывают, что всё было совсем не так)
В один хмурый вечер сидят братия в избе. Пыхтит керогаз. Дождь по шиферу барабанит. Вдруг Славушка как грохнет кулачищем в столешницу скоблёную! Еремевна по привычке - шасть в угол, и слилась с фоном. И рече Славинка зычным голосом:
"Ненавижу всех князей, бояр и челядь ихню! И волхвы сволочи тож! Мироеды, всю
Росею растащили, ети их мать! Доколе, братия, терпеть безобразие такое?! Почему колокол вечевой молчит?!"
Ну, Валда встает из-за стола, спокойный такой, говорит: "Хорош бузить, пан-атаман хренов! Щас схожу, принесу,- и Еремеевне так, в сторону,- не бось, в обиду не дадим!"
Глядь - несёт ещё одну четверть. Мутную, запотевшую, с прилипшими соломинками и мякиной. Запахло сыростью из сеней. Славинка успокоился, усугубил, но всё бурчит тихонько. А Валда глаголет:
- Никак шифер где-й-то над сенником съехал. Пойду, поправлю. Мишань! Ты давешню жердину куды подел ?
- Там, у поленницы - говорит Мишаня, и наливает из той запотелой, облепленной былинками и соломой четверти. А на керогазе картошка с мясом поспевает.


© Потурай, 2000