Про зайцев, про Семен-день и про художника Павла Гаврилова

Есть в слободе у нас один чудак - Павел Гаврилов. Ну, этот не пошехонец - нет - из приезжих. Понятное дело, неспроста не с дуру приехал - с убедительной мотивацией. Был как-то у своего духовника, тот и сказал ему: поезжай-ка ты, мил человек, в Рыбну Слободу. Там тебе и будет поприще. Спорить не стал, поехал наш художник не окольно, а прямиком куда послали. А места у нас странные, я бы даже сказал хитрые по-своему. Как же вишь город-то стоит ровно в той точке , где верхняя Волзь с Нижней Шехонью встречаются. Интересные места. На приезжих по-разному действуют. На тех, конечно, что кроме себя еще что-то в этом мире замечают. Вот ходит Павел
Гаврилов меж верхневолжцев да нижнепошехонцев - туда сунется, сюда - поприще ищет. Знамо дело, духовник - от под стать нашему художнику тоже с юмором оказался. Святой человек.
Ну, про то как Пашка Гаврилов поприще искал я рассказывать не стану- сказка ить не страмная резинка - много воды не нальешь. А вот как с Разнотравием ему, да Разнотравию с ним сойтись случилось про то рассказать надо обязательно.

Как-то по осени заседаем мы артелью - а только-от песни свои на звуконоситель записали - все и разговоров о том как теперь это дело в свет выпустить. Мнения выражаются, предложения поступают. Славинка слово взял:
- Надоть нам художника хорошего найти. Я у других видел - принято чтобы пластинка в конвертике лежала, а на конвертике что-нибудь нарисованное. И чем антереснее, тем лучше, потому как обыватель сперва на картинку смотрит, а потом ужо думает купить ему такое, али нет. Обнаженных женщин предлагаю отклонить сразу. Потому как хошь оне и встречаются у нас в творчестве, но общей сути его не передают.
Дядька Митяй уточняет:
- А что, Славинка, ты бы от этого художника хотел в конкретности? Есть ли какие определенные
требования? Поделись мнением, и обоснуй таковое.
- Я бы хотел, - Славинка ответствует, - чтобы правдоподобности больше было в рисунках. Чтобы суть была подчеркнута. Но ежели он что свое усмотрит это тоже неплохо - самостоятельность только приветствуется. И ещё чтобы не тугодум был - подвижный чтобы человек - на лету все схватывал. А то знаем мы еньтих художников - запрутся в своих мастерских на полгода, портвейн жрут - ожидают вдохновения. Я сам на такого столько лет учился, и в круги вхож был так что знаю не по наслышке.
- Найду я вам такого. - Митька говорит.
Славка в контру:
- Врешь, брат ! нет таких !
- А вот найду - Митька упорствует.
Славинка прищурился хитро :
- Не поспорить ли нам на что ?
- А вот и поспорим ! Хошь зуб дам ?
- Да почто мне твой зуб ? Вот велик антерес - причинять тебе травмы лица ! Тебя ж потом и на пачпорт фотографировать испугаются. Давай лучше по-мирному - на водку.
- Идет. Разбивай братцы.
Разбили как положено. Митька присутствующих оглядел.
- Ну? А у остальных какие мысли :
- Давай уж, Митя, - Пашка Страшный говорит, сразу на сок спорить. Ты знаешь я уже не пью вина. А требования мои скромны : хочу чтоб человек был веселый, общительный. Чтобы за однем столом с ним не тягостно сидеть было. Чтобы и на шутку был не скуп и до разговора задушевного охоч.
- Достану. - Митька утверждает, - А ты, Валдушко ? Какие соображения насчёт кандидатуры ?
Помолчал Валда обстоятельно, почесал бороду в создавшейся паузе, молвит:
- Я того желаю, чтобы образованный человек был. Чтобы с пониманием в вопросах высших сфер. Ну и рассуждал чтобы не поверхностно, а с надлежащей глубиной. Вкупе с предыдущими требованиями - белоглазую ставлю - не сыщещь молодца.
- Будет и такими. - Митька столешницу ковыряет, - а Рыба что скажет ? К чему ещё придраться можно?
Я на Митьку гляжу - не счастлив уже боярин, что в дискуссию ввязался. Ну а чего теперь - понесло так и греби ещё. Решил добавить:
- Думается мне должен быть художник этот близок Разнотравию, так сказать, духовно. Чтобы понимание имел и не чужд был том, о чем мы радеем. Ну, и чтобы не только в творчестве разнотравском хорошо разбирался, а тако же мог бы и свежие идеи в нужном русле и своем колорите подсказать.
Вскочил Митька, портянки наматывать не стал - так в сапоги сунул - торопится куда-то. Славинка говорит:
- Давай уж и срок поставим, чтобы не голословно. К какому управишься-то?
- Дайте неделю. За неделю добуду. - сказал, и нет его, уже только калитка скрипнула.
Славинка к календарю настенному подходит, руки потирает:
- Так, братцы, что ето за праздник у нас через неделю? Во, в самый раз - хорошо то как - ровно на
Семен-день Митька и проставится.
Долго ли, коротко ли, вот уж и Семен - день. Славинка с вечера на авось двустволку свою в порядок привел, на гвоздике у двери любовно с патронташем повесил. С утра встал пораньше всех. Полено главное в печь сунул, лучины нащепал, решил, пока угли не подошли, за водой сходить на родник. Взял ведерко, выходит на крылечко, потягивается, зевает. Вдруг видит, что за хрен !? Парник - от ( не тот, что на трехведерном самоваре летал, который первым соорудили, другой уже модернизированный весьма: по буржуйке в каждом углу, два самовара в центре, лавки дубовые с ремнями безопасности, стол також дубовый и со специальными приспособлениями, чтобы четверть и стаканы по нему во время полета не елозили) точно Славка помнит, вчера после вечернего чаю на место благополучно посадили. А тут - висит парник в метре поди уж над взлетной полосой, покачивается плавно, и, слышь ты весь зайцами напхатый. Славка сразу и смекнул - это дед Мазаев из Хайралова. У того как обострение, так и томится навязчивой идеей зайцев спасать.
- Ну уж нет! - Славинка сквозь зубы цедит, - Хренушки ! Не видать вам ни Парижу ни Венеции как своих ушей ! Не позволю никому интеллектуальную собственность прям из огорода красть!
Убежал в дом. Возвращается с двустволкой, и ну давай дуплетами по парнику садить! Парник, ясное дело, герметичность утратил, на землю бухнулся. Славинка перезарядил на всякий случай, подходит опасливо к парнику, смотрит зайцы-то нарисованные. И не только зайцы, а ещё и коты, медведи и прочая зоология - не парник, а Ноев ковчег. Обошел Славик вокруг парника несколько раз, ещё несообразность заметил: со стороны крылечка-то, с коего он по зайцам из ружья шпарил, весь парник что твоё решето дырявый, а с противуположенной, с той, что на дядьки Жени дом смотрит ни единой дырочки ! Сел Славинка рядышком, глаза сощурил, махорочки достал, мнёт задумчиво. Тут бросил кисет, дверь распахивает, влетает внутрь с орудием наперевес, смотрит сидит за столом человек бородатый и незнакомый, в блюдце дует, улыбается и говорит:
- Что жо ты, добрый человек, всем моим зайчикам глазики-ти повышиб? Разве ж ето по-християнски ?
- Ладно, - Славинка отвечает воинственно, залатаем зайцам твоим глазики. Ты скажи лучше что ты в нашем парнике: - да так и не договорил - глядит - на столе все его пули в рядок стоят и коя под хохлому, коя под палех, а коя под гжель расписаны.
Тут и понял всё Славинко. Ружьё подле двери поставил, - Как звать-то тебя, народный умелец ? - спросил, да и поплелся в сельпо.
Минут через десять Пашка Страшный из парника выбегает. Хохочет так, что ажно петухи с перепугу не в срок закукарекали. Собаки - только после Славинкой пальбы угомонились - снову брехню подняли. Пашка во все стороны кланяется, за брюхо держится - тоже в сельпо пошёл в загнутом виде. Дошёл, правда, только к вечеру - пока всю деревню не обошёл, с каждым не по разу поделился тем, как Павел Гаврилов - приезжий художник - с четырнадцатого этажа пытался в бутылку попасть.
С Пашкиного хохота и я проснулся, вышел на крылечко. Славинка в калитку как раз входит из кармана фуфайки горлышко магазинной выглядывает. Рассказал мне коротенько, как дело было. Ходим мы с ним вокруг парника, зайцев рассматриваем, обсуждаем стиль и технику. После заходим внутрь, глядим - Валдушко с приезжим за столом сидят, художник его учит с какой стороны на которую крестным знамением себя осенять. А Валдушко, тогда ещё один у нас не прибран оставался. Видим - дело принимает серьёзный оборот. Славка меня в бок тычет, шепчет на ухо : "Давай, мол, Рыба, спроси-ка у него чего покаверзнее. Обидно ведь если весь заклад Митьке продуем". Я походил не спеша по парнику, пульки поразглядывал, помолчал некоторое время и спрашиваю гостя, будто невзначай:
- А что, мил человек, не знаешь ли, что ето такое на епонском флаге изображено?
Тот в ответ, не мешкая :
- Знамо дело что! Блин ! Символизирует благодарность японского народа воинам - освободителям. На Масленицу ведь дело-то было.
Вздохнул я горестно, полез по карманам смотреть сколько там мелочи есть - хватит ли на белую?
Митька после у забора за заулком сидел и весь вечер песни орал : "Захотела мене мать до за нисчаго оддать". Ну да я уж скажу по секрету, не отдадим мы его никому пока сам не запросится. Авось пригодится ещё - вишь, какого художника нам сосватал - всем угодил.
А Павел Гаврилов с тех пор так в нашем колхозе и живёт. Во всех прогрессивных домах уж и портреты его кисти висят: у кого кошки, у кого собачки. У деда Мазаева из Хайралова так целая галерея зайцев. Павел Гаврилов его журит: мол, не хорошо это, не по-христиански. Зайцы-то не канонизируются, а висят они у тебя будто иконостас.
Мазаев грозится в ответ :
- Вот как я попа всеспатьевского сюда притащу, дак он мне ещё и освятит его !.
Такая вот конфронтация меж ними регулярная происходит. Ну, да это ужо другая сказка.


©Рыба, 2002